Наверх
Министерство экономического развития Хабаровского края

Помощь по работе с сайтом в режиме для слабовидящих

В режиме для слабовидящих доступен ряд функций:

  • Эта подсказка выводится/убирается переключателем ? или нажатием клавиш SHIFT + ?
  • Используйте переключатель картинки чтобы убрать картинки и видеофайлы в статьях и прочитать вместо них текстовое описание.
  • Чтобы отключить правую колонку с виджетами (видео, голосование, и т.п.), используйте переключатель виджеты
  • Для увеличения размера шрифта текста используйте переключатель шрифт
  • Вы можете сменить цветовую схему сайта с помощью переключателя цвет

Клавиатура:

  • Для перемещения между навигационными меню, блоками ссылок в области контента и постраничной навигацией, используете клавишу TAB.
    При первом нажатии будет активировано меню верхнего уровня.
  • Активное навигационное меню или группа ссылок подсвечивается контуром.
  • Для перемещения по ссылкам меню навигации, используйте клавиши ← стрелка влево и стрелка вправо →.
    У активной ссылки будет подсвеченный фон.
  • Для перехода по активной ссылке, нажмите Enter
  • Если активно вертикальное меню или группа ссылок, то для перемещения по ссылкам используйте клавиши стрелка вверх ↑ и стрелка вниз .
    Для прокутки страницы вверх/вниз используйте клавиши PageUp и PageDown
  • Чтобы убрать активацию с меню/блока ссылок, используйте клавишу Esc.
    Нажатие Tab после этого вернет активацию.
Закрыть ×

Сегодня 18 декабря 2017

Обновлено 20 часов назад

О министерстве События Деятельность Стратегическое планирование Коллегиальные органы Обращения Вакансии Контакты

Публикации


- Как вы оцениваете актуальное состояние предпринимательского и инвестиционного климата на Дальнем Востоке в целом и в Хабаровском крае в частности? Насколько он благоприятен для предпринимательской деятельности?

 

 

- Мы называемся «Дальневосточная торгово-промышленная палата», но работаем как региональная палата субъекта. Интересуемся состоянием дел в округе, но говорим больше о Хабаровском крае. Для предпринимательского сообщества на Дальнем Востоке характерны немногочисленность и достаточно несбалансированная структура соотношения по отраслям. Естественно, это больше сфера услуг, торговля, немного производственного бизнеса, но если говорить о соотношении малый, средний и крупный бизнес, то крупным тут можно называть с натяжкой. Географически он здесь, но это скорее производственные площадки. Собственники и люди, принимающие решения, находятся не здесь.

 

 

Уже пятый год ведется большая работа по формированию благоприятного инвестиционного климата на Дальнем Востоке. Это те усилия, которые направлены на внедрение различных видов стандартов. Сейчас это целевые модели по улучшению инвестиционного и делового климата. Если говорить об этих моделях, вчера буквально смотрели результаты, Дальневосточный округ занимает последнее место среди округов по реализации вот этих целевых моделей. Их 12, они охватывают несколько блоков, непосредственно инвестиционный, блок контрольно-надзорной деятельности, реформы инвестиций, по срокам подключения к сетям, получения различных разрешений. Вся страна над этим работает. Мы замыкаем список, но при этом Хабаровский край резко выпадает, он входит в пятерку лучших по стране. С этой точки зрения у нас благоприятных климат.

 

 

- Расскажите подробнее про эти 12 моделей?  

 

 

- Агентством стратегических инициатив (АСИ) было разработано несколько проектов, направленных на улучшение инвестиционного и делового климата в стране. По сути дела это обзор и отработка лучших практик, который затем был упакован в минимальный набор, что должно быть на территории, для того, чтобы всё работало. Целевые модели отражают ту работу, которая в физическом выражении может быть посчитана и оценена. По этим показателям мы выше среднероссийских. По результатам национального рейтинга Хабаровский край поднялся сразу до 40-го места. Скоро будет новый рейтинг. Сейчас стоит задача, чтобы вообще весь Дальний Восток вошел в 30-ку.

 

 

- Почему же ДФО оказался аутсайдером, из-за чего мы буксуем?

 

 

- И это старая история. Мы лишены очень многих конкурентных преимуществ в виду тарифов, географической отдаленности, недостатка квалифицированной рабочей силы, низкой конкурентоспособности нашего экспорта опять же вследствие высоких тарифов. Здесь можно фонтанировать идеями, но реализовывать их не так просто. Просто пример: сроки получения разрешения на строительство мешают привлечению инвестиций. Речь идет об условиях. Та же контрольно-надзорная деятельность, подключение к сетям, регистрация прав, кадастровая оценка. 

 

 

Но на Дальнем Востоке есть новые инструменты для развития: ТОРы, Дальневосточный гектар, свободный порт Владивосток. У всех есть какие-то успехи, у кого-то идет, у кого-то нет. ТОР «Хабаровск» успешно развивается, есть инвесторы, есть интерес, но наивно ожидать, что такие вещи будут проявляться в течении года! Должно пройти 3-5 лет, когда можно будет подводить итоги и сравнивать, тем более речь идет о наших зарубежных партнерах. У наших ближайших соседей одна политика, там большую роль играет государственное регулирование, в том числе и насчет инвестиционной деятельности, направленной вовне. У японцев и корейцев свой случай. Но в целом процесс идет, создаются институты, краевое агентство инвестиций и развития, министерство развития Дальнего Востока.

 

 

- Какова роль региональных организаций ТПП РФ в создании благоприятного предпринимательского климата? Ситуация в Хабаровском крае и других регионах ДФО в этом смысле чем-то отличается? 

 

 

- У палаты две функции: защита интересов и продвижение своих членов, то есть это ближе к деятельности объединений предпринимателей. Мы обсуждаем свои проблемы, доносим их до органов власти, краевой, муниципальной. Вторая роль – это комплекс услуг по сопровождению, по защите бизнеса, по оказанию информационных и консультационных услуг, по развитию внешнеэкономических связей, поиску партнеров. Есть более узкоспециальные услуги, это экспертиза, работа по охране интеллектуальной собственности, переводы. Мы - мощный информационный ресурс, потому что палата имеет распространение во всем мире практически.

 

 

- К вам может прийти за помощью предприниматель, не состоящий в ваших рядах?

 

 

- Конечно, мы всегда говорим, что мы состоим из членов палаты, но мы работаем с любым предпринимателем, потому что мотивировать компанию на вступление непросто, нужно добиваться. Наши источники дохода - это членские взносы, и те поступления, которые у нас идут с оказания услуг. Есть закон РФ о ТПП, в соответствии с ним нам разрешается зарабатывать деньги. 

 

 

- Насколько сейчас предприниматели Дальнего Востока готовы выступать с инициативами в адрес власти через профессиональные объединения (такие, как ДВ ТПП, ДВОПП, региональные отделения "Опоры России" и т.д.)? Насколько это результативно? 

 

 

- У нас небольшой процент тех, кто вообще готов заниматься бизнесом. По разным оценкам, в Хабаровском крае от 3 до 5% предпринимателей, готовых объединяться, - под флагом «Палаты» ли, «Опоры» ли. Остальные сами по себе. Кто-то ищет юридической защиты, или понимает, что от лица какого-то количества легче решать вопросы. У нас 160 членов, но у нас союз, и членами являются только юридические лица – компании, предприятия, ВУЗ’ы, ИП. Есть понятие ассоциированного членства, например, члены ДВОПП состоят и у нас. У них своя база, но у них и физические лица, в целом, около 600 членов.

 

 

К нам обращаются, например, с просьбой найти партнера в сфере продуктов сельского хозяйства. Мы нашли в Монголии и Китае. Помогли с вопросами ведения внешнеэкономической деятельности в том же КНР. А с дальневосточных гектаров бывает, приходят и говорят: вы мне должны помочь придумать, чем там заниматься. 

 

 

- Есть ли между предпринимательскими объединениями «конкуренция» за активных и высокопрофессиональных представителей бизнес-сообщества, готовых вести помимо бизнеса еще и общественную работу? Как эту конкуренцию выигрывает ДВ ТПП?

 

 

- Сейчас говорят, что у нас есть четыре крупных объединения федерального уровня. Большая четверка: это ТПП, ОПОРА России, «Деловая Россия» и РСПП. У всех разная структура, вертикаль, у кого-то Москва, региональные палаты являются более самостоятельными, они просто входят в систему палат России. РСПП представлен в Хабаровском крае союзом работодателей. Все декларируют, что могут заниматься широким кругом задач, в любом случае, есть расхождение по нишам. Есть вопросы, которые делегированы палатам государством, по выдаче сертификатов происхождения, например. Что касается защиты, за каждым объединением стоят его члены. Такой конкуренции, чтобы она перешла в стадию недобросовестной конкуренции, я не ощущаю. С учетом того, что очередь не стоит на вступление, каждый старается предложить свои услуги. Компании, у которых двойное, тройное членство, получают то, что им недостает в каждом из этих объединений.

 

 

Мы не соревнуемся. У нас большой опыт работы. Ежедневно здесь сидят эксперты, выполняют работу, помогают бизнесу. Вот сидит юрист за стеной, она дает консультацию. Палата является одним из старейших объединений бизнеса. Долгая история: была Палата Советского Союза, потом она реформировалась в российскую палату.

 

 

Отделение палаты СССР было создано в Хабаровске ещё в 70-м году, была дальневосточная палата как палата субъекта. В соответствии с законом о палатах мы работаем с 92-го года. Это срок. 

 

 

Нас знают, мы обросли связями, контактами, в том числе, международными. В советские времена палата вообще занималась только обслуживанием внешнеэкономических связей. Учитывая, что палата имеет повсеместное распространение, это делает её мощным источником деловой информации. Мы ежедневно получаем большой объем коммерческих предложений, запросов, предложений о сотрудничестве, приглашений на различные выставочные и конгрессные мероприятия. Информацию мы доводим до сведения наших членов. Палата - это площадка для диалога между бизнесом и властью и между бизнесом и партнерами по бизнесу. 

 

 

- Вы лично входите в состав нескольких коллегиальных совещательных структур при органах власти Хабаровского края. Эти инструменты работают?

 

 

- Это основной инструмент для диалога. Я могу сравнивать, как этот диалог строился 10 и больше лет назад с тем, что происходит сейчас.

 

 

Сейчас чиновники без представителя общественной организации не принимают ни одного решения, юридически, стратегически, и тактически всё проходит через обсуждение, экспертизу. Сейчас будут подводиться итоги национального инвестиционного рейтинга, там заложен принцип один: органы исполнительной власти работают, оценивают бизнес через экспертные сообщества.

 

 

Эксперты ставят оценку, выполнено или не выполнено, и никто не может повлиять на них, если поставили «ноль». На совет выносятся определенные вопросы, они обсуждаются, выносится решение, либо меняется работа, либо принимаются меры.

 

 

Тот же совет по предпринимательству, раньше он был при губернаторе, сейчас его возглавляет губернатор, а заместитель у него представитель предпринимательского сообщества.

 

 

Напрашивается вопрос: ну есть совет, а что они конкретно делают?

 

 

Вот последний совет рассмотрел вопрос, поставленный президентом и правительством по развитию предпринимательства в социальных сферах. Традиционные области -  здравоохранение, образование, социальные услуги, всегда считалось, что их патронирует государство. Мы вносим предложения, соответствующие органы власти вносят коррективы, те же целевые модели, условно по каким-то позициям раньше нужно было 350 дней ждать, сейчас 90. Процесс идет.

 

 

В том-то и ценность целевых моделей, что они несут в себе конкретные показатели в днях и часах. Чтобы их выполнить, создаются отраслевые специализированные группы по министерствам, узкие специалисты решают, как этот вопрос решить, это полностью проектный подход. А предпринимателям удобно, когда они через объединения работают. И власти удобнее работать с объединением, чем с отдельным каким-то бизнесменом.

 

 

- Какие задачи, стоящие перед предпринимательскими объединениями на Дальнем Востоке в горизонте 3-5 лет, на ваш взгляд, являются первоочередными?

 

 

- На ближайшие 5 лет нам необходимо наладить эффективную систему взаимодействия для получения обратной связи. Чтобы предприниматели почувствовали, что реально есть площадка, где они могут обсуждать вопросы, ставить проблемы с тем, чтобы потом они доносились до властей. Сейчас на определенном уровне этот диалог выстроен. Власть и предпринимательское сообщество в виде своих объединений, и объединения в виде своих руководителей. Нужно добиться, чтобы члены этих объединений начинали более активно встраиваться в систему работы с властью для того, чтобы улучшить себе жизнь. Также мы должны за 5 лет реализовать проект цифровой палаты, перевести все услуги, которые возможно, в электронный вид. 

 

 

Второе - это построить в регионе систему региональных международных связей, развивать институты, да, модное слово. Мы организовали региональный российско-японский деловой совет. Когда мы говорим про Японию, это, как правило, крупные проекты на государственном уровне, мы бы хотели, чтобы было больше вовлечения малого бизнеса, чтобы сводить компанию с компанией. Наиболее близкое для нас западное побережье Японии - это центр приграничных связей. Про биткоины не думаем. Новое – а нужно ли выдумывать или нет? Нужно усилить работу в инвестопроводящей сети российской палаты. Дальнейшее развитие - это вопрос не столько экономический, сколько демографический, все понимают, что просто не хватает специалистов, рабочих рук. Нужно развивать систему профессиональных квалификаций, решать вопросы, связанные с повышением качества рабочей силы. Бизнес должен говорить о том, чего ему не хватает. Мы скоро весь мир обгоним, у нас все есть для бизнеса, только бизнес почему-то не развивается, как хотелось бы…

 

 

- Что же мешает?

 

 

- Значит, мы не нащупали еще каких-то базовых условий, которых не хватает бизнесу. А потом еще такое: поколение меняется, предприниматель, который сам себя создал в начале 90-х со всеми историями, это одно, а молодой человек, который недавно вышел в жизнь и решил, имея какие-то возможности заняться предпринимательской деятельностью, это иное. А когда так много помощников и все говорят, что «здесь поможем, здесь поможем», у бизнесменов может появиться иждивенческое отношение. Тоже объединение, которое занимается поддержкой экспорта, оно же не может полностью взять на себя всю предпринимательскую деятельность. Иногда говорим - вот наши коллеги-иностранцы предлагают участие в проекте, давайте. Ответ: а пусть они сначала мне обеспечат сбыт, назовут, как продукцию брать, хотя это уже дело предпринимателя. Это не имеет тотальной практики, но сталкивались. Знаю молодых людей, которые серьезно и успешно развивают свой бизнес, подход у всех разных, не всегда люди четко себе представляют, какова степень риска. Много с коллегами говорим о том, что основы самозанятости, предпринимательской деятельности нужно начинать готовить еще в школе, чтобы человек ориентировался, что это за вид деятельности.

 

 

- В чем недостаточно задействован федеральный ресурс, который может быть предоставлен региональным бизнес-сообществам ТПП РФ? Есть ещё над чем работать в этом направлении?

 

 

- Есть федеральная палата с достаточно мощными ресурсами, методическими, образовательными, и так далее, которая всегда помогает региональным палатам советом и поддержкой. У нас по закону о торгово-промышленных палатах в каждом субъекте своя палата, то есть сахалинская ТПП, приморская ТПП и т.д. На Чукотке только нет почему-то.

 

 

Если говорить о взаимоотношениях с властью, в последнее время две тенденции: с одной стороны, многие проблемы не решается на уровне края и субъекта, потому что они должны решаться на федеральном уровне. В этом плане важна работа с теми представителями федеральных структур, которые здесь представлены, чтобы постоянно доносить свое видение, информировать о проблемах. Налоговую службу если взять, сколько говорили о том, что очень сложное администрирование, большой объем документов. В последние годы сами предприниматели признают, что в части взаимодействия с налоговой службой всё стало проще. Многое ушло в электронный вид. Но растет налоговая нагрузка. Льготы и преференции то снимаются, то вводятся без согласования с предпринимателями. Хотя какая-то возможность влиять на процессы есть, вопросы, связанные с монопольным правом, конкуренцией часто заканчивается тем самым федеральным уровнем. А есть еще органы местного самоуправления, которые вещь-в-себе. Вся жизнь идет на уровне города, поселка.

 

 

Не каждый, конечно, сможет жить на Дальнем Востоке. Дискуссия давно уже велась, что нам нужно либо единое экономическое пространство, чтобы здесь также как в Москве было, но не получается. Ведь чтобы здесь было как в Москве, людей должно быть тоже, как в Москве, и расстояния не такие. Мы же знаем, что здесь крупный проект нельзя реализовывать, просто потому что живет мало людей.

 

 

С другой стороны, все эти новые инструменты развития присутствуют только здесь. Недавно резиденты свободного порта Владивосток приезжали в Хабаровск и показывали на цифрах, что даёт участие в проектах в качестве резидентов.

 

 

С этого года режим СПВ был также распространен на Хабаровск и Хабаровский край. А когда это всё вводилось, была критика, многие считали, что нельзя так действовать, что за забором не будет развиваться, что тут одна экономика, там другая. Но понятно, что процесс идет. То же самое касается территорий опережающего развития.

 

 

Мы пережили период, когда выпускники все шли учиться на экономистов и юристов, была непрестижность каких-то рабочих специальностей. Человек, который занимается «World Skills» говорил, что в последнее время есть тенденция, что молодые люди готовы создавать династии, вести семейный бизнес, краснодеревщиков, например. Количество таких точек на карте увеличивается, и это очень вдохновляет.